Лента новостей
Статья6 января , 11:53

Новогоднюю ёлку в 1960 году в русско-немецкой семье из Староюрьевского района украшали особенными игрушками

Дети из русско-немецкой семьи Баумгардт наряжали ёлку деревянными лошадками и звёздочками, вырезанными отцом-плотником.

Фото: pixabay.com

В последние дни уходящего года перед глазами Нины Щербаковой (урождённой Бомгардт) из села Заворонежского Староюрьевского района мелькают картины счастливого детства 1960-х годов: весёлые новогодние праздники и деревянные ёлочные игрушки, вырезанные отцом, первоклассным плотником.

Новогодние и Рождественские праздники были самыми любимыми в немецко-русской семье, где росли шестеро детей. К этому событию они готовились загодя: вырезали из бумаги снежинки, фонарики и украшали ими дом. 

Ёлки в то время были дефицитом, и, если Егору Антоновичу (так называли Георга Баумгардта в деревне) не удавалось достать настоящую лесную красавицу, наряжали обычную берёзовую ветку. 

Зато игрушки на ней всегда были особенные. Первоклассный плотник вырезал их для своих чад из дерева. Из-под его инструментов выходили сказочно красивые фигурки лошадок, белочек, зайчиков, звёздочки.

Георг Баумгардт (справа) с семьёйФото: архив Нины Щербаковой
– Мы с братом были самыми младшими и особенно радовались этим милым зверушкам. Всегда с нетерпением, как особого чуда, ждали этих подарков. Только наигравшись вдоволь, вешали их на «ёлку», 
рассказывает Нина.

Хозяйка дома Анна Трофимовна готовила разные вкусности: пекла любимые супругом пирожки с капустой, блинчики, варила холодец. 

Семья уже могла позволить себе такое застолье – на дворе стояли вполне благополучные 60-е годы, когда страна перешагнула рубеж голодных послевоенных лет, а на подворье были и птица, и свиньи, и корова. Глава семьи хорошо зарабатывал.

– Отец был плотником, как говорится, золотые руки. Недаром его фамилия – Баумгардт – связана с деревом: в переводе с немецкого она означает «сад деревьев».  К делу своему он относился ответственно и скрупулёзно, поэтому в деревне желающих пригласить именно его для строительства дома было очень много. Без дела отец никогда не оставался. Своё жильё он обустроил на европейский манер: у нас был хороший дом и много разных построек во дворе. Всё содержалось в идеальном порядке. С малолетства он приучал к труду и нас, с немецким педантизмом требовал соблюдать чистоту в доме и аккуратность, 
вспоминает Щербакова.
Нина ЩербаковаФото: архив Нины Щербаковой

Традицию украшать дом и дарить новогодние подарки близким Нина и её дети хранят до сих пор, а вот игрушек от отца у Щербаковой не осталось – случившийся в родительском доме пожар уничтожил всё… Только не память – она не подвластна даже огню.

Отец Нины Щербаковой Георг Баумгардт был поволжским немцем, который за долгие годы жизни в русской глубинке так и не избавился от акцента. Урождённый Георг Баумгардт для удобства был переименован на русский лад и стал Егором Антоновичем. Фамилия тоже несколько редуцировалась и произносилась как Бомгардт. В таком варианте её стали носить дети. 

В Заворонежское Георг Баумгардт приехал с двумя дочерьми и женой, уроженкой этих мест, во время войны. Так на заворонежской земле появилась семья с необычной для деревни фамилией – Баумгардт. 

Автор:Наталья Стребкова